Победа советской технической мысли 14 глава

И в довершение всего он вдруг, коверкая российские слона, запел "Стеньку Разина":

Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны...

Это прозвучало до того внезапно, что в 1-ый момент я не поверил, что поёт сам Хейнкель. Откуда он знал эту песню? Точнее всего, слышал её записанной на пластинку в выполнении известного Победа советской технической мысли 14 глава Шаляпина. Хейнкель, как и Мессершмитт, был не только лишь конструктором. Он являлся большим капиталистом, владельцем нескольких самолётостроительных заводов Германии. Компания Хейнкеля известна приемущественно созданием двухмоторного бомбовоза "Хейнкель-111" — основного бомбовоза германских военно-воздушных сил. В первый раз зазорную славу снискал для себя "Хейнкель-111" при разгроме беззащитных испанских городов, когда Франко Победа советской технической мысли 14 глава при помощи фашистской Германии душил в 1937 году республиканскую Испанию. Потом эти же бомбовозы жгли в 1939 году польские городка и сёла, сбрасывали бомбы на Бельгию, Францию, Чехословакию, Грецию. Позднее Хейнкель смонтировал на собственном самолёте оборудование для газовой войны. Наши истребители сбили "Хейнкеля", у которого в фюзеляже был установлен газовый Победа советской технической мысли 14 глава баллон для отравляющих веществ. В этом самолёте висели особые маски для лётчиков с надписью: "Газовые маски". Экипаж, перед тем как пустить в действие яды, был должен надеть противогазы и оградить себя от газа.

Хейнкель вёл себя тоньше Мессершмитта. Мессершмитт не скрывал собственной неприязни к русским и открыто гласил нам, что Победа советской технической мысли 14 глава не желает демонстрировать свои самолёты. Хейнкель же делал вид, что ведает нам больше того, что ему разрешено правительством. В неких случаях он даже говорил с нами полушёпозже, будто бы делился какими-то секретами.

— Я очень люблю российских, и моя давняя мечта — лично побывать в Рф, — при каждом комфортном случае Победа советской технической мысли 14 глава повторял Хейнкель. Его "любовь" к русским разъяснялась тем, что в тяжелое для него время, сначала 30-х годов, русский заказ на изобретённую Хейнкелем авиационную катапульту и летающую лодку выручил его из неудачи, как он сам пишет об этом в собственных воспоминаниях:

"...Скоро после фуррора моей катапульты в Германии я стал Победа советской технической мысли 14 глава получать бессчетные зарубежные заказы. Важнейший и самый непростой из их был получен с Востока. Как-то сначала 1930 года Мария Хуперц (секретарша Хейнкеля. — А. Я.) доложила мне, что пришли два подозрительных государя, возможно большевики. Она считает, что ей нужно находиться при беседе и смотреть за ними. В таких обстоятельствах Победа советской технической мысли 14 глава она хороший телохранитель. Моих визитёров впустили, и я должен признаться, что они не внушили мне огромного доверия. Они даже не представились. Старший из их гласил только по-русски, а его товарищ стремительно переводил на германский.

"Я представитель торговой делегации СССР в Берлине. — Подозрительно оглядываясь по сторонам, старший подождал, пока его Победа советской технической мысли 14 глава друг переведёт эти слова. — Мне доверено спросить у вас, можете ли вы в кратчайший срок выстроить катапульту и летающую лодку. Скажите просто: "да" либо "нет". Это всё, что мне нужно. Мы пришлём вам технические условия. Вы представите нам проекты. Если они нам понравятся, мы дадим вам заказ".

Я не Победа советской технической мысли 14 глава могу сказать ничего отвратительного о честности российских в деловых вопросах...

...В лаконичном стиле моих гостей я ответил обычным "да". Через два денька я получил документ с техническими критериями...

...Неделю спустя опять появились двое российских. Сейчас они представились. Оказалось, что старший был Алкснис, заместитель командующего бардовых ВВС, а юноша Победа советской технической мысли 14 глава — переводчик Саснов. Я получил заказ на катапульту и опытнейший экземпляр самолёта. "Если этот самолёт окажется неплохим, — произнес Алкснис, — вы получите большой заказ. Поглядим".

Они положили передо мной договор, содержащий несколько 10-ов пт и неописуемое количество деталей: четкие даты поставок, контроль со стороны российских, обыденные неустойки в случае Победа советской технической мысли 14 глава несоблюдения сроков поставок либо понижения черт по сопоставлению с обозначенными в проектах. Самое главное — это договор, произнес я для себя, а с остальным мы справимся, когда его получим..."

Заказ Хейнкель выполнил. Самолёты с катапультой в установленный срок были высланы в СССР. В воспоминаниях Хейнкеля дальше читаем:

"...Несколько месяцев о их ничего Победа советской технической мысли 14 глава не было слышно. Потом внезапно пришёл Алкснис и, как обычно, без обиняков заявил мне: "Летающая лодка очень хороша. Вы получите заказ на строительство 20 экземпляров".

Поначалу я не поверил своим ушам. Это был самый большой заказ на один тип самолёта, когда-либо приобретенный мной. Для экспериментального завода, подобного моему, это Победа советской технической мысли 14 глава была очень большая работа.

...Я спросил: "Приёмочная комиссия тоже прибудет?"

"Естественно, и сейчас она будет в большем составе, — произнес Алкснис. — Много самолётов просит много глаз. Много глаз лицезреют лучше"".

Далее Хейнкель пеняет на российских приёмщиков:

"...Они вмешивались в каждую мелочь... Мои люди не могли избавиться от их. Они сотки Победа советской технической мысли 14 глава раз испытывали материалы. Они испытывали каждую проволоку, каждый кусочек полотна, каждую древесную деталь. Их контроль скоро принудил меня усилить собственный надзор. Мы вдруг начали работать с таковой точностью и в таком темпе, каких у нас никогда не было ранее.

"Ну и ну, — гласил я, всегда задумывался, что мой завод работает Победа советской технической мысли 14 глава как неплохой оркестр, но большевики работают лучше. Это чего-нибудь да стоит…""

И ещё Хейнкель свидетельствует:

"...Строительство этих самолётов для российских оказалось очень принципиальным для меня, потому что посодействовало мне пережить страшный кризис, охвативший не только лишь авиационную, да и всю индустрия... Хейнкель показал нам сделанный им в Победа советской технической мысли 14 глава самое ближайшее время истребитель "Хейнкель-100". Мы его оценили не так высоко, как немцы. Невзирая на свои отличные лётные свойства, самолёт обесценивался очень нехорошими эксплуатационными качествами. 1-ые же деньки войны проявили, что этот самолёт, на который немцы ложили большие надежды, совсем себя не оправдал ввиду трудности внедрения его на фронте Победа советской технической мысли 14 глава. Одно дело — создавать полёты с аэродрома завода Хейнкеля, где всё адаптировано для таковой машины, другое дело — летать с фронтового аэродрома в критериях весны, озари и зимы. Ещё сначала войны истребители Хейнкеля совсем сошли со сцены. Бомбовозы "Хейнкель-111" тоже сошли с производства в процессе войны. Хейнкель оказался неспособным Победа советской технической мысли 14 глава сделать лучше их так, чтоб они могли соперничать с нашими бомбовозами и, главное, чтоб они могли удачно обороняться от наших истребителей. Бомбардировочный самолёт "Хейнкель", обнаруженный в воздухе нашими истребителями, обычно, становился жертвой. Потому Хейнкель был обязан уступить принадлежавшую ему поначалу пальму первенства фирме "Юнкерс". Двухмоторный бомбовоз "Юнкерс-88", хотя и с Победа советской технической мысли 14 глава большенными трудностями, всё же дотянул до конца войны на более либо наименее удовлетворительном боевом и техническом уровне. В собственных воспоминаниях, о которых уже была речь, Хейнкель вспоминает про нашу комиссию: "30 октября на мой завод с целью ознакомления с ХЕ-100 прибыла российская комиссия профессионалов ВВС, ВМФ и индустрии во главе Победа советской технической мысли 14 глава с Александром Гусевым, Владимиром Шевченко и Василием Кузнецовым. Этот визит был для нас достаточно затруднительным, потому что в тот же денек прибыла японская комиссия. Было надо сделать так, чтоб они не узрели друг дружку, и пришлось рассылать с предупреждениями мотоциклистов, чтоб комиссии не повстречались в ангарах. Одним из более увлекательных российских Победа советской технической мысли 14 глава был некоторый Александр Яковлев, который в качестве инженера по приёмке длительное время оставался у нас в Мариенэе. Тогда ему было 30 три года и он обучался в Рф в Академии Жуковского. Позже, во время войны и после неё, когда появились русские самолёты ЯК-1, ЯК-3, ЯК-7, ЯК-9 и реактивные ЯК Победа советской технической мысли 14 глава-15, ЯК-17 и генерал ВВС Яковлев 6 раз попорядку получил Сталинскую премию в 150 000 рублей, я вспомнил этого юного российского, который был у нас в Мариенэе. Один из моих инженеров утверждал, что у него был расчудесный способ проверки размеров самолёта, состоящий в том, что он меж делом проводил рукою повдоль фюзеляжа, вычисляя потом Победа советской технической мысли 14 глава размер из количества пядей. Они решили приобрести ХЕ-100 и пригласили меня на чай в российское посольство в Берлине. Находился Геринг. Было много темной икры, водка текла рекой, произносились тосты на дружбу. Российский засол Шкварцев, узнав, что я люблю охоту, пригласил меня в Россию поохотиться на медведей. В составе морской Победа советской технической мысли 14 глава комиссии был юный лётчик, Герой Русского Союза, лётное мастерство которого произвело огромное воспоминание. Это был высочайший, статный мужик. Перед первым полётом на ХЕ-100, самом высокоскоростном из всех самолётов, на которых он когда-либо летал, он имел десятиминутную консультацию с одним из моих наилучших лётчиков-испытателей. Потом он Победа советской технической мысли 14 глава поднял машину в воздух и стал швырять её по нему, выполняя такие фигуры, что мои лётчики практически онемели от удивления".

"Морской лётчик", которым Хейнкель восторгается, — это член комиссии лётчик-испытатель Супрун. Он, кстати сказать, никогда не был морским лётчиком. Что касается приписываемого мне метода определять размеры самолета пядью, то это уже Победа советской технической мысли 14 глава не больше как шуточка. Старейшими германскими самолетостроительными фирмами были "Фокке-Вульф" и "Юнкерс". Основоположники их доктор Фокке и Юнкерс издавна уже не имели к своим компаниям никакого дела. Юнкерс был не в почёте у Гитлера и погиб перед войной в опале. Но, так как имя Юнкерса, большого учёного, воспользовалось Победа советской технической мысли 14 глава большущим авторитетом в Германии, фашисты оставили это имя как ширму. Широкой германской публике было понятно только, что выходят новые моторы и новые самолёты "Юнкерс". А что самого Юнкерса давным-давно нету на свете, знали очень немногие. Что касается доктора Фокке, то его выгнали с собственных компаний и дали Победа советской технической мысли 14 глава ему за несколько км от Бремена завод, напоминающий быстрее сарайчик либо конюшню. Но в течение многих лет имя его символизировало техно надёжность всего того, что выпускала компания "Фокке-Вульф". Управлять заводами конторы "Фокке-Вульф" было доверено бывшему шеф-пилоту Геринга Курту Танку. Когда мы приехали на завод в Бремен Победа советской технической мысли 14 глава, нам отрекомендовали Курта Танка как директора завода, головного конструктора и шефа лётчика-испытателя. Курт Танк — среднего роста, прочно скроенный мужик с грубыми, обрубленными чертами лица, с осиплым голосом, с сероватыми жёсткими очами. Это обычный фашист-пруссак. На лице у него шрамы от студенческих дуэлей. У германского студенчества была Победа советской технической мысли 14 глава традиция — обосновывать дуэлями на рапирах свою храбрость и ловкость. И шрам — собственного рода визитная карточка реального пруссака-арийца. Курт Танк в 1-ый же денек нашего посещения завода сам сел в кабину тренировочного самолёта и показал класс высшего пилотажа: вот, дескать, удивляйтесь — главный инженер и директор завода у нас сам Победа советской технической мысли 14 глава летает! После целого фейерверка фигур высшего пилотажа Курт Танк вышел из самолёта самодовольный и улыбающийся. Узнав, что посреди нас есть лётчик генерал Гусев, он предложил ему испытать самолёт в пилотировании. Гусев принял предложение, сел в кабину, запустил мотор, начал было рулить, и здесь случился конфуз Гусев не совладал с тормозами и Победа советской технической мысли 14 глава поставил самолет на попка. После чего не оставалось ничего другого, как принять предложение пойти обедать. Мы ждали, что нас пригласят в директорскую столовую, как было у Хейнкеля, Мессершмитта и на других заводах. Но Курт Танк повёл нас в рабочую столовую, посадил за общий стол и заявил:

— Вы удивляетесь? Я Победа советской технической мысли 14 глава тут обедаю.

Естественно, было любопытно побывать не в парадной обстановке директорской столовой, а в общей рабочей, где обедало тогда несколько сот человек. Большая столовая уставлена рядами длинноватых столов, за любой из которых садилось 10 человек. У входа на столах — груды тарелок и ложек. Каждый входящий брал тарелку Победа советской технической мысли 14 глава и ложку и садился за стол на заблаговременно определённое место. Для нас сделали единственное исключение: тарелки и ложки нам принесли и поставили перед каждым на стол. Танк посиживал вкупе с нами и самодовольно оглядывался: вот какой я демократ! Ожидать пришлось недолго: пришла женщина в белоснежном халатике и принесла огромную миску, накрытую Победа советской технической мысли 14 глава крышкой. Крышку сняли, и каждому было предоставлено право самому взять для себя кушанье. Большой разливной ложкой я положил на тарелку какое-то месиво, не густое, не жидкое, серо-зелёного цвета. Оказалось, что это был вареный горох с кусками ветчины. В этом и заключался весь обед рабочего — тарелка вареного гороха с Победа советской технической мысли 14 глава мелко нарубленными кусками свинины. Справедливость просит отметить, что блюдо это было смачное, сытное, и лично я съел его с наслаждением. Про этот обед я вспомнил спустя некое время, когда в нашем берлинском посольстве был дан дипломатичный обед и в числе гостей я увидел Курта Танка. Он посиживал за Победа советской технической мысли 14 глава богато сервированным столом русского посольства. Танк основательно испил и уже в гостиной, после бессчетных чашек кофе с коньяком и ликерами, расчувствовался и произнес нам, троим русским инженерам:

— Я сделал на данный момент выдающийся истребитель, скорость которого 700 км в час (по тем временам сильно много. — А. Я.). В последующий Победа советской технической мысли 14 глава раз, когда вы ко мне приедете, я покажу вам этот истребитель. Только чтоб вы никому не гласили, — добавил он заплетающимся языком, загадочно приложив палец к губам. Через некое время, когда мы были на заводе "Фокке-Вульф" в Бремене, я напомнил Танку об этом самолёте. Танк, не моргнув глазом, заявил Победа советской технической мысли 14 глава:

— Осознаете, какая проблема! Этот самолёт только вчера потерпел катастрофу, так что я очень жалею, но показать вам его не могу.

Как можно было позже додуматься, этим самолетом был тот "Фокке-Вульф-190", бесчеловечно битый русскими истребителями с момента собственного возникновения на фронтах в 1943 году. Но только скорость его достигала Победа советской технической мысли 14 глава не 700 км, как хвастался Курт Танк, а приблизительно км на 100 меньше. Может быть, поэтому-то Курт Танк и не показал нам собственного истребителя. По возвращении из поездки по заводам И. Ф. Тевосяна был должен принять Геринг. Потому что с ним предстояло решить некие вопросы, в том числе и о приобретении авиационной Победа советской технической мысли 14 глава техники, я тоже был должен, как мне казалось, участвовать вкупе с Тевосяном в поездке в Каринхалл — поместье Геринга под Берлином. Не знаю, из каких суждений, но Тевосян взял не меня, авиационника, а артиллериста Савченко, сославшись на то, что немцы пригласили Савченко, а не меня. Потому мне не Победа советской технической мысли 14 глава пришлось повидать Геринга. После поездки по заводам и встреч с Мессершмиттом, Хейнкелем и Танком у членов авиационной комиссии составилось полностью определённое мировоззрение о необходимости закупить истребители "Мессершмитт-109" и "Хейнкель-100", бомбовозы "Юнкерс-88" и "Дорнье-215". Но из-за бюрократических проволочек аппарата торгпредства мы не могли стремительно и оперативно решить порученную нам задачку, другими словами Победа советской технической мысли 14 глава принять на месте решение о типах и количестве подлежащих закупке самолётов. Заведующий инженерным отделом торгпредства Кормилицын предложил действовать по обыкновенной в таких случаях схеме: от имени торгпредства отправить запрос во Внешторг, чтоб последний согласовал его с ВВС и Наркоматом авиационной индустрии, другими словами издержать несколько месяцев на ведомственные Победа советской технической мысли 14 глава переговоры без гарантии на фуррор. Я, видя такое дело, попробовал отправить телеграмму по адресу: "Москва, Иванову". Торгпредское начальство телеграмму задержало и воспретило передавать её в Москву. Только после того, как я растолковал Тевосяну, что, предвидя возможность каких-то затруднений и беря во внимание значимость задания, Сталин разрешил при осуществлении нашей Победа советской технической мысли 14 глава миссии обращаться конкретно к нему и для этой цели отдал мне шифрованный телеграфный адресок: "Москва, Иванову", он согласился и отдал приказ не чинить препятствий. Практически через два денька был получен ответ, предоставляющий право на месте найти типы и количество закупаемых самолётов без согласования с Москвой. Такая стремительная реакция Победа советской технической мысли 14 глава на мою шифровку практически потрясла торгпредских чиновников. Работать стало совсем не сложно, и поставленная пред нами правительством задачка была удачно решена. В общем 2-ая поездка в Германию оказалась таковой же увлекательной и полезной, как и 1-ая, а может быть, ещё увлекательнее, так как если 1-ая носила ознакомительный нрав, то Победа советской технической мысли 14 глава эта — деловой: мы отбирали и закупали подходящую нам авиационную технику. В денек возвращения в Москву из Германии, вечерком, я был вызван к Сталину, у которого находились Молотов, Микоян, Маленков и Шахурин. Со мной длительно и тщательно дискутировали, сначала в кремлёвском кабинете, а позже за ужином на квартире у Победа советской технической мысли 14 глава Сталина. Сталина заинтересовывало всё: не продают ли нам немцы старьё, есть ли у их тяжёлые бомбовозы, чьи истребители лучше — германские либо английские, как организована авиапромышленность, каковы отношения меж германскими ВВС — "Люфтваффе" и индустрией и т. д. Участвовавших в беседе, естественно, больше всего заинтересовывало: вправду ли немцы проявили и продали нам Победа советской технической мысли 14 глава всё, что у их находится на вооружении; не околпачили ли они нашу комиссию, не подсунули ли нам свою старую авиационную технику. Я произнес, что у нас в комиссии также были сомнения, в особенности в первую поездку, но на данный момент разногласий на этот счёт нет. Мы убеждены, что Победа советской технической мысли 14 глава отобранная нами техника соответствует современному уровню развития германской авиации. Сталин предложил мне представить подробный доклад о результатах поездки, что я и сделал.

Гитлер и гитлеровцы

С правительственной делегацией в Берлин. — Литерный поезд особенного предназначения. — Граф Шуленбург устраивает скандал. — Наша резиденция — замок Бельвю. — Приём в рейхсканцелярии и обед у Гитлера Победа советской технической мысли 14 глава. — Главные нацисты. — Безрезультативные переговоры. — "Научитесь лупить германские самолёты".

Октябрьские деньки 1940 года мы праздновали с огромным подъёмом: дела нашего наркомата стали налаживаться. Вечер 8 ноября проводили на подмосковной даче Наркомавиапрома. В самый разгар веселья подходит ко мне нарком и гласит:

— Вас срочно вызывают в Кремль к Молотову, машину я уже вызвал.

В Кремле пустынно Победа советской технической мысли 14 глава, правительственные учреждения по случаю праздничка не работали, коридоры Совнаркома безлюдны. Это была моя 1-ая личная встреча с Молотовым у него в кремлёвском кабинете. Ранее я с ним не раз виделся на разных заседаниях и в особенности нередко у Сталина, где он бывал раз в день с другими членами Победа советской технической мысли 14 глава Политбюро при рассмотрении самых различных вопросов. Он посиживал обычно по левую руку от Сталина, по правую — Ворошилов, далее по обе стороны длинноватого стола размещались Жданов, Микоян и другие.

Перед ним всегда лежала папка с кипой бумаг по зарубежным делам, которую он приносил с собой. Просматривает их, делает какие-то заметки Победа советской технической мысли 14 глава и только время от времени протрёт пенсне и вскинет глаза, чтоб мы удостоверились, что он пристально слушает.

Молотов повсевременно участвовал в обсуждении наших авиационных вопросов. Поздоровавшись со мной и усадив в кресло напротив себя, Молотов сказал, что я включён в состав русской правительственной делегации для переговоров с Гитлером Победа советской технической мысли 14 глава в Берлине.

— Как вы на это смотрите? — спросил Вячеслав Михайлович.

Я ответил достаточно неостроумно, больше того, тупо: "Как прикажете". Молотов оборвал меня и произнес с неудовольствием: "Вы сможете гласить по-человечески? Охото вам ехать либо не охото?"

Я сходу спохватился и ответил: "Огромное спасибо за доверие, естественно Победа советской технической мысли 14 глава, буду очень рад".

— Ну, вот это другой разговор, произнес он, Означает, завтра в 9 часов вечера вы должны явиться на Белорусский вокзал, поедем в Берлин. Это указание товарища Сталина.

— Но как завтра? — удивлённо спросил я. — Ведь у меня нет зарубежного паспорта, и вообщем я совсем не подготовлен к поездке.

— Ни о чем Победа советской технической мысли 14 глава же не волнуйтесь, всё будет. Чемоданчик со свежайшим бельём найдётся?.. Больше ничего от вас не требуется. Означает, завтра ровно в 9 на Белорусском вокзале...

Назавтра, прибыв на Белорусский вокзал в условленный час, я чуть пробился со собственной машиной через оцепленную площадь. Масса посольских машин с флагами стояла против Победа советской технической мысли 14 глава подъезда вокзала. Я не имел ни билета, ни каких-то документов, но все же благополучно добрался до перрона, у которого стоял особый литерный поезд. В назначенное время мы отбыли. Но не успел поезд пройти и 10-ка метров, как вдруг с резким толчком тормознул. Что такое?! Через пару минут снова поехали. И вторично Победа советской технической мысли 14 глава, не дойдя до конца платформы, поезд вновь тормознул, с ещё более резким толчком. Забегали, засуетились железнодорожники, произошла какая-то задержка. Что случилось? Оказывается, тем же поездом ехал германский засол граф фон Шуленбург. Это Шуленбург два раза останавливал состав стоп-краном только поэтому, что к моменту отхода Победа советской технической мысли 14 глава поезда из посольства ему не доставили... парадный мундир, в каком он собирался выйти из вагона в Берлине. В конце концов поезд ушёл, не дождавшись мундира. Позднее мы узнали, что посольскую машину с чемоданами фон Шуленбурга не пропустили на привокзальную площадь, потому что она не имела специального пропуска. Когда стал известен инцидент Победа советской технической мысли 14 глава с мундиром Шуленбурга, вдогонку за поездом отправили две легковые автомашины. Они должны были догнать состав и на одной из промежных станций опустить багаж графа. Всё это происходило в ноябре, в гололедь; машины мчались по Можайскому шоссе с обезумевшой скоростью, одна с багажом, другая запасная. Кое-где по дороге Победа советской технической мысли 14 глава, не то в Голицыне, не то в Кубинке, 1-ая машина потерпела катастрофу. Чемоданы перегрузили на вторую, и далее в пути, кажется в Вязьме, посольские чемоданы благополучно доставили совсем изнервничавшемуся графу. В Берлине нас встречали с почётом, подходящим дипломатичному рангу правительственной делегации. К прибытию поезда на Ангальтском вокзале собралось много встречающих, посреди Победа советской технической мысли 14 глава которых находились министр зарубежных дел гитлеровского рейха Риббентроп и фельдмаршал Кейтель. Был выстроен почётный караул, и оркестр исполнил "Интернационал". В замке Бельвю, где нам отвели апартаменты, все было "бережно" предвидено. Не считая цветов, фруктов, минеральной воды, путеводителей по Берлину и различных реклам разлюбезные хозяева позаботились и о "еде духовной Победа советской технической мысли 14 глава" для нас. На столе рядом с фруктами лежал иллюстрированный журнальчик под заглавием "Kunst dem Volk", что означает "Искусство народу", написанный на прелестной меловой бумаге. На обложке изображены два гитлеровских бойца в очень воинственных позах, с гранатами в одной руке и пистолетом — в другой. Фоном картины служили дымящиеся развалины Победа советской технической мысли 14 глава Варшавы. Я перелистал страницы журнальчика. Запомнилась одна картина. Под развесистым деревом изображён умирающий германский боец. Стоя на коленях, он склонил голову на руки ангелоподобной, светящейся благочестием девицы. Все это нарисовано в полутонах с каким-то "потусторонним" освещением. Женщина лаского гладит голову умирающего. Выражение лица бойца, отправляющегося на тот Победа советской технической мысли 14 глава свет, блаженное. Смысл картины: умереть за фюрера — высшее призвание немца. На последующей страничке — яркая иллюстрация, изображающая тяжёлое германское орудие, около которого заботится орудийный расчёт, а на горизонте — горящие строения. Всё это было достаточно прозрачным намёком. Но нам приходилось проявлять дипломатичную любезность, говорить обходительно и с ухмылкой произносить на банкетах обоюдные Победа советской технической мысли 14 глава тосты, чокаясь со своими соседями. Чуть не в денек приезда пришлось быть на банкете в честь нашей делегации в отеле "Кайзергоф". Мы приехали в шикарный отель, вестибюль которого представлял собой жужжащий улей. Огромное количество германцев во фраках, смокингах, военных мундирах с орденами и медалями заполняли зал. Через раскрытые двери был Победа советской технической мысли 14 глава виден большой, прекрасно сервированный стол, а на стенке перед входом в зал — план стола с указанием места каждого из гостей. В назначенное время всех пригласили к столу. Владелец банкета, министр Риббентроп, разлюбезно улыбался вправо и влево. Я стремительно нашёл своё место и раскланялся со своими соседями. Перед каждым Победа советской технической мысли 14 глава из нас на приборе лежали меню и визитная карточка с обозначением фамилии, имени и чина приглашенного.

Захотелось выяснить, кто посиживает рядом со мной. Я скосил глаза вправо и увидел карточку генерала Тодта — 1-го из огромнейших инженеров и организаторов германской военной техники. Взглянув на карточку собственного визави, удостоверился, что это Победа советской технической мысли 14 глава фон Папен, прошлый вице-канцлер Германии. В первую мировую войну фон Папен был не то военным, не то морским атташе в Америке. Тусклые глаза его ничего не выражали даже тогда, когда, обращаясь к собственному другу, он поднимал бокал с вином и пробовал изобразить на собственном лице подобие ухмылки Победа советской технической мысли 14 глава. Он до конца собственной жизни, подобно всем фашистским главарям, остался ханжой. Когда через 5 лет фон Папен был взят британцами в плен, он смиренно спросил:

— Что вы от меня, старика, желаете?

После войны Интернациональный военный суд судил Папена как 1-го из основных германских военных преступников.

Левым моим соседом был престарелый адмирал, не Победа советской технической мысли 14 глава помню его фамилии. Шамкая беззубым ртом, он вдруг заговорил со мной по-русски:

— Не удивляйтесь, что я знаю ваш язык. Я был морским атташе в Москве в 1927 году, когда, помните, произошла история с покушением на советника нашего посольства. С того времени я в Москве не был Победа советской технической мысли 14 глава. На данный момент работаю профессионалом в министерстве зарубежных дел. Банкет в один момент был прерван. Раздался вой сирены, хозяева всполошились, повскакали с мест. Германские офицеры предложили нам свои услуги для того, чтоб отвезти в бомбоубежище замка Бельвю. Мы вышли на улицу. Стояла светлая, лунная ночь. Кое-где высоко-высоко в Победа советской технической мысли 14 глава небе жужжали английские самолёты. Бессчетные лучи прожекторов шарили по небу, пытаясь их найти. Бухала зенитная артиллерия. Равномерно лучи прожекторов уходили в сторону, за ними удалялись и выстрелы зениток. В ту пору британская авиация была ещё слаба и малочисленна по сопоставлению с германской. При налётах берлинцы нередко отделывались одним испугом. Огромных бед Победа советской технической мысли 14 глава, как это стало позднее, английские самолеты им не приносили. Назавтра предстоял приём у Гитлера. Из нашей резиденции — замка Бельвю — мы поехали по аллее Побед, через Брандербургские ворота, по Унтер-ден-Линден, свернули вправо, на Вильгельмштрассе, где помещался заезд в новейшую имперскую канцелярию — так назывался дворец, служебная резиденция Гитлера Победа советской технической мысли 14 глава, занимавшая целый квартал в центре Берлина. Пред нами распахнулись ворота, и мы въехали во внутренний двор новейшей канцелярии. Двор имел форму правильного прямоугольника, окаймленного с четырёх сторон совсем плоскими сероватыми стенками каменных построек схожей высоты, с прямоугольными глазницами окон. Такими же сероватыми каменными плитами был устлан гладкий, как шахматная Победа советской технической мысли 14 глава доска, двор. Создавалось воспоминание, что попали в какую-то каменную коробку. Только в обратной воротам стенке был впечатляющий подъезд с большущими зеркальными дверцами. У подъезда, так же как и у ворот, каменными изваяниями стояли эсэсовцы в серо-зелёных мундирах, в железных касках с фашистской символом, с различительными Победа советской технической мысли 14 глава значками эсэсовских частей: череп и скрещенные кости. Нас ввели в вестибюль и пригласили сесть. Обстановка тут была шикарная. Пол вестибюля сплошь застлан мягеньким красноватым ковром, мебель дорогая, стенки увешаны картинами узнаваемых живописцев. Какие-то прилизанные военные говорили меж собой благоговейным шёпозже. Они беззвучно сновали туда и сюда, повсевременно щёлкали Победа советской технической мысли 14 глава каблуками друг перед другом и отдавали фашистское приветствие. Праздничная обстановка, тишь, шёпот — всё это, разумеется, создавалось для того, чтоб психологически приготовить человека, который был должен "стать" перед фюрером. Через 5 — 10 минут ожидания этим же полушёпозже была дана какая-то команда. Щёлканье каблуков усилилось. Дипломат, сопровождавший нас, изогнулся в три смерти, сделал Победа советской технической мысли 14 глава жест в сторону арки, ведущей в другую комнату. Мы сообразили, что нас приглашают пройти.

Мы встали и направились в другую комнату. В дверцах я внезапно увидел Адольфа Гитлера. Он стоил в ожидании нас и, пропуская в комнату, здоровался со всеми; каждого из нас ему представляли. Прямо за Гитлером цепочкой стояли Риббентроп Победа советской технической мысли 14 глава, Геббельс, Гиммлер, фельдмаршал Кейтель и Лей. Гитлер был в карем пиджаке, чёрном галстуке и чёрных штанах — обычный костюмчик члена фашистской партии. Внешность невыразительная. Несчастный чуб на лбу, сероватые, жидкие глаза, больной, серовато-жёлтый цвет лица, неэнергичное пожатие увлажненной мясистой руки произвели противное воспоминание. Вскинув взор собственных оловянных Победа советской технической мысли 14 глава глаз при рукопожатии, он тотчас же переводил его на другого.

Полным контрастом ему был стоявший рядом Иоахим Риббентроп — высочайший, безупречно одетый мужик. Он энергично, длительно нажимал руку и внимательно смотрел в глаза с очень обходительной ухмылкой на лице. Создавалось воспоминание, что он знает вас и желает выразить вам своё особенное Победа советской технической мысли 14 глава размещение. По-видимому, он выработал схожую манеру здороваться в итоге долголетней "дипломатичной деятельности". Потом установилась очередь поздороваться с Йозефом Геббельсом — этой малеханькой колченогий обезьянкой, знакомой нам по бессчетным карикатурам, портретно похожим с ним. Одет он был в таковой же, как у Гитлера, карий пиджак и чёрные штаны. Нахальные, бегающие глазки Победа советской технической мысли 14 глава, совсем жёлтое, усыпанное следами бессчетных угрей лицо и прилизанная лопоухая голова. Нехорошие, больные зубы. За Геббельсом стоял управляющий так именуемого "трудового фронта" Роберт Лей — здоровый краснощёкий мужчина с двойным подбородком и тройным затылком, с кровавым рубцом от шрама на щеке, с сиплым, грубым, пропитым голосом. Обычный Победа советской технической мысли 14 глава мясник, с маслянистыми, навыкат очами, потным, сальным лицом, с толстыми, маленькими, как обрубок, пальцами. Он старался делать вид, что очень доволен знакомством с нами, беспрестанно улыбался и издавал какие-то непонятные звуки, которые, разумеется, должны были выражать наслаждение. Фельдмаршал Вильгельм Кейтель с Стальным крестом на шейке, представитель генерального штаба Победа советской технической мысли 14 глава — обычный пруссак. Высочайший, старый, с каменным выражением лица, с прохладными, жёсткими очами, наименее других словоохотливый. Он молчком здоровался, щёлкая каблуками. Мерзкое воспоминание создавал Генрих Гиммлер — начальник гестапо, главный палач Германии, устроитель ужасных лагерей — Майданека, Освенцима, Дахау и других. Одет он был в форму офицера СС, в сероватом мундире с бархатным воротником, с Победа советской технической мысли 14 глава классическими нашивками: череп и кости. Малая головка, волосы подстрижены кратко — ёжиком, остренький носик, узенькие, змееподобные губки, мелкие, прохладные, крысиные глазки, прикрытые пенсне. Даже затрудняешься сказать, какой у него взор. Периодически казалось, что Гиммлер глядит так, как глядит удав, не мигая. Это взор человека, от которого веет могильным холодом Победа советской технической мысли 14 глава. Для полноты коллекции не хватало Геринга, которого тогда в Берлине не было. После обоюдного представления Гитлер пригласил нас к пышно убранному, увенчанному цветами столу. Каждому заблаговременно было определено место. Справа повдоль стенки стояло человек 10 — 15 официантов, вытянувшихся в струнку. Все юные, все 1-го роста, все одной масти — светлые Победа советской технической мысли 14 глава блондины, с одним цветом глаз и даже похожие друг на друга. Все одеты в схожую форму — курточку с серебряным шитьём, серые штаны, белоснежную манишку и чёрный галстук бабочкой. Эти официанты походили быстрее на военных, так слаженно они работали и такими механическими, выученными были их движения. Гитлеру подавал особенный официант Победа советской технической мысли 14 глава — офицер в форме СС, тоже высочайший, тоже юный блондин с голубыми очами. Они все, включая и офицера, подававшего кушанья Гитлеру, являлись олицетворением чистейшей арийской расы, той "белокурой бестии", приемущество которой над всеми другими народами назначил германский философ Ницше. Эти "белокурые бестии" являли собой резкий контраст с самими вождями германского фашизма. Ни Гитлер Победа советской технической мысли 14 глава, ни тем паче Геббельс не могли ни в одной степени считаться схожими им по расе. Гитлер и его коллеги были с нами максимально разлюбезны. Обед проходил в атмосфере обычной дипломатичной процедуры, за дискуссиями о самых пустых и нейтральных вещах. И тут, так же как и на Победа советской технической мысли 14 глава всех других схожих приёмах в Германии, снова я услышал похвалы восхитительной музыке российского композитора Чайковского, восхитительному искусству российского балета Огромного театра (Риббентроп лицезрел в Москве "Лебединое озеро"), высочайшим качествам души российского человека, "известным всему миру" по произведениям Толстого и Достоевского. Слоном, всё в духе обыкновенной дипломатичной любезности. За обедом я увидел, что Победа советской технической мысли 14 глава Гитлер — овощеед: ему подавали на особенном закрытом блюде, крышку с которого снимали лишь на столе. На блюде стояло несколько особых серебряных судочков. В судочках различная пища: какая-то кашица, свежайшие овощи, овощной салат, поджаренные овощи и другие вегетарианские кушанья. Всем присутствующим официанты наливали в бокалы вино. Один Гитлер Победа советской технической мысли 14 глава пил какую-то воду из специальной бутылки. Оказывается, он не пил вина, не курил. Здесь же за обедом нам сказали, что новенькая имперская канцелярия — это служебное помещение, а живойёт Гитлер в очень обычный квартирке из 2-ух комнат. Этот ханжа разыгрывал умеренного, добропорядочного немца с запросами среднего мещанина.


po-vladimirskoj-oblasti-mln-rub.html
po-vnov-otkrivshimsya-obstoyatelstvam-sudebnie-postanovleniya-peresmatrivayutsya.html
po-voprosam-gosudarstvennoj-registracii-yuridicheskih-lic.html